January 17th, 2012

черный кот

Горевестница

Есть в моей  профессии одна сторона, которую я ненавижу. Горевестница. Та, что говорит о смертях, бедах и крушениях. Я старательно отказываю в приеме тем, кто ищет пропавших - потому что обычно поиск заканчивается одним: картами, показывающими смерть. И я не хочу быть той, кто отбирает последнюю надежду.
Но иногда  смерть встает передо мной неожиданно, приходит оттуда, откуда я ее совсем не ждала.
Сегодня пришли две подруги. Одна - узнать о любовнице мужа, вторая - как группа поддержки, за компанию.Отсматриваю первую, она выходит, делится впечатлениями в коридоре...я жду в кабинете, когда она вернется за фотографией и тут вокруг меня начинает витать в воздухе  своеобразный аромат, который я ни с чем не спутаю - он служит у меня четким показателем того, что кто-то скоро умрет.  Это смесь аромата свежеоструганного дерева, горячего воска и ладана - именно так пахло на первых похоронах в моей жизни, на которых  я оказалась в 4 года. Потом похорон было много, но именно воспоминания об этом запахе как о символе смерти остались со мной навсегда. 
Я подумала, что смерть грозит только что отсмотренному мужу - да нет, я же отвечаю за свое гадание, не было там и близко никакой смертельной опасности!
И тут ко мне в кабинет  неожиданно заходит вторая подруга и просит ей тоже погадать . На будущее. Я раскладываю карты и вижу ее - неминуемую смерть. Я смотрю на еще не старую, пока полную силы женщину, которая хочет узнать о будущей жизни и понимаю, что жизни у нее нет. И будущего нет.
Осторожно начинаю говорить о сложностях со здоровьем, о том. что важно доделать все дела, о том, что нужно прожить этот год для себя, стараясь себя радовать....Говорю о том, что она отправится в далекий путь, в конце которого ее ждет радость...И тут она мне говорит - *София, я знаю, что скоро умру. У меня рак. Скажите мне, у меня есть год жизни? *
Передо мной сидела еще не старая, пока полная силы женщина. И она умирала .Она плакала и хотела узнать, есть ли у нее будущее. И  я не смогла сказать ей правду.
- Да! Этот год у вас есть! - сказала я.