January 13th, 2010

черный кот

Письма из Перу - ритуалы продолжаются

Продолжу про инициации.

В третью ночь был аншлаг. Кроме  руссо туристов с крестами  и только что не с хоругвями, пришло множество местного населения и все имеющиеся в наличии  наркоманы на излечении. И заняли мое место рядом с шаманами! Я культурно поинтересовалась, не хотят ли мне это самое место уступить, на что наркоман кинулся защищать занятую территорию.  Ну ладно, подумала я, щас я на вас тут обижусь , уйду к  православным крестоносцам и там затихну. Была у меня  наглая мысль, что шаман меня узрит и сам для меня место рядом расчистит, но не случилось. Началась церемония. Я выпила аяваску , села на место – и тут меня просто вырубило. Я словно провалилась в черную яму сна; несколько раз просыпалась, но лишь поднимала голову над подушкой – и снова падала в сон. Помню только шаманов , по очереди поющих надо мною заклинания .

Утром  , на встрече с шаманом, народ  снова мерялся  цветностью видений, длиной духовных просветлений и силой блева. На фоне таких знатных  аяхуясных  спецэффектов я со своим крепким здоровым сном почувствовала себя полным лохопедищем,  о чем и сообщила шаману при беседе с глазу на глаз. Если ты хочешь видений и глюков, - сказал Гильермо, печально вздохнув, - я могу дать тебе ту аяхуаску, которую пьют не шаманы, а простые смертные. И будут тебе  счастье и видения. Гильермо, мне не нужны  не видения. Мне нужны знания. – сказала я- поэтому я буду пить то, что сочтешь нужным и правильным дать мне ты сам.

На  свою четвертую церемонию, когда должна была произойти окончательная, третья  передача знаний, я пришла одна. В молоке были только шаманы, несколько местных жителей и я. Атмосфера в молоке ощущалась какой-то странной, сгущенной…возникло чувство, что произойдет что-то важное…Я пришла на церемонию одна и думала, что так одна, без православных за спиной и буду. Не стану скрывать, я чувствовала волнение и даже некоторый страх, что я буду совершенно одна среди местных, но в тоже время преодоление этого страха  давало ощущение  собственной силы и уверенности в себе; может быть, даже гордости.

Церемония началась. Шаманы наливали аяхуаску, спрашивая перед этим, какую дозу человек хочет выпить – обычную или меньшую. Дошла очередь и до меня. Я встала на колени на коврик перед шаманами и вопросительно посмотрела на Гильермо; он что-то сказал шаману, разливавшему аяваску и тот налил мне стандартную дозу. Гильермо велел добавить аяваски в мой стакан;

 второй шаман что-то предостерегающе сказал ему, но тот уверенно велел мне выпить все.

В отличии от предыдущих церемоний  все шаманы выпили аяваску, причем даже на глаз было видно, что доза в этот раз значительно больше.

Долгое время ничего не происходило; шаманы не пели, никто не голосил, было темно и тихо. Но одновременно было  предчувствие, что произойдет что-то важное, что эта церемония будет другая, отличная от предыдущих.

Я все прислушивалась к себе, ожидая  каких-то особенных состояний – но ничего не происходило; только легкая тошнота и сонливость. Время словно остановилось, атмосфера в молоке стала какой-то вязкой и неподвижной; я сама не заметила, как заснула. Я не знаю, сколько времени спала, но проснулась я  от совершенно необыкновенного ощущения – я была я и я была не я; тело не имело границ и формы, я ощущала себя чистой энергией, расплывшейся по пространству. И одновременно я могла смотреть на себя со стороны. И одновременно, при легком усилии, я могла словно переключившись, снова вернуться в свое обычное тело и состояние – я попробовала, но это состояние было уже не интересным. Шаманы  пели и я  не только слышала, но и ощущала их пение – я слышала отдельно каждое слово , слова заклинаний словно огораживали пространство, по которому расплывалась я –энергия, задавали некую форму.

И я поняла,  как  работает  шаманское лечение именно в этой традиции – аяваска дает  на самом деле не глюки и видения, что ищут в ней европейцы, она  погружает больного в состояние глубокого транса , заклинания  же содержат  четкие, повторяющиеся  фразы – внушения, дающие , например, установку на исцеление. А так как больной находится в состоянии глубокого гипнотического транса, его подсознание открыто  и внушающие фразы впечатываются в него намертво. И человек выздоравливает.

Но аяваска дает и другие возможности;  необыкновенно обостряются все ощущения -  я проводила рукой по полу и чувствовала каждое волокно дерева, каждую нитку в ткани одеяла, могла  почувствовать настроение и состояние каждого находящегося в молоке…

Это было ощущение всемогущество, что я чистая энергия. Чистая сила, которая может все;  и становилось интересно выйти за рамки, распространиться  повсюду; и когда возникало это чувство, шаманы меняли ритм и слова в заклинаниях, я словно падала, словно умирала; это похоже на заклинание змеи – звуки дудочки удерживают змею и не дают ей выйти из-под контроля.  Шаманы заклинаниями создавали  для меня новую форму, создавали из меня новое существо, более совершенное и духовное.

Сознание  прыгало на  словах шаманских песен, как на батуте, вверх-вниз, вверх-вниз, а тело, как потом мне сказали, билось об пол и царапало этот пол ногтями.

Наконец, процесс создания формы был завершен, видимо, теперь окружающее  пространство  джунглей приняло меня как свою часть, пришло чувство спокойной гармонии и радости, желание что-то сделать для этого места. Теперь шаманы , закончив работу со мной, сосредоточили  внимание на  лечении больного ребенка. Мальчик плакал и мне захотелось помочь; я просто скользнула сознанием к нему, не могу  точнее описать  процесс, эта как будто я протянула какое-то щупальце и коснулась ребенка я и поняла, чем он болен и чем его нужно лечить – я не ощущала стен молоки вокруг, вокруг были джунгли и из джунглей вышел дух аяваски в виде женщины и она протянула  мне на пальмовом листе различные травы – именно они и должны были стать лекарством. Я и сейчас вижу эти травы прямо перед собой, вижу их настолько ясно, что живи я в джунглях – могла  бы наверно найти их и приготовить из них целебное средство. В  этом и состоит  работа шамана – тем или иным способом открыть себя для контакта с Духами, неважно, через что это происходит – через  бубен, через растения. Через музыку или психоактивные вещества – а когда Духи приходят, они уже сами дадут нужную информацию. Духи сами выбирают, к кому они приходят, и только они решают, что они дадут – рвоту и кошмары или  знание.

Церемония подходила к концу, постепенно .все закончилось и я уснула. В следующие дни  работа продолжалась и было еще несколько  очень личных моментов, о которых я бы не хотела сейчас писать – я встретилась с Духами моих умерших предков; Гильермо  завершил передачу Знаний, я  вместе с шаманами сделала  несколько амулетов, получила благословение на работу с Духами этой традиции  ……

 Скоро  мы уезжаем из джунглей – впереди нас ждет  Наска….